3

Эпикриз острый панкреатит

  • Опубликовал: Zothip
  • Дата: 19.12.2014, 21:03
  • Просмотров: 2985

ХАРАКТЕРНЫЕ ВРАЧЕБНЫЕ ОШИБКИ
ПРИ ЛЕЧЕНИИ ТЯЖЕЛОГО ОСТРОГО ПАНКРЕАТИТА

(пособие для врачей)

Часть 1. Характерные ошибки и их классификация.

Санкт-Петербург, 2005

Это пособие для врачей посвящено проблеме, о которой пишут мало и неохотно. Тем не менее, предмет, который мы собираемся рассмотреть, заслуживает самого пристального профессионального внимания и тщательного анализа. Мы имеем в виду характерные ошибки в лечении и диагностике тяжелого острого панкреатита.

Прежде чем перейти к материалам предлагаемого пособия, мы должны, по-возможности, кратко дать обучающемуся врачу современные определение врачебной ошибки, являющейся неизбежной тенью клинической практики.

Безуспешное или принесшее вред больному действие врача уже в глубокой древности могло привести к исключению из врачебного сообщества (931 года н.э.) и к лишению свидетельства на право врачевания (Аз-Захрави, 1983; цит.по Шапошникову А.В., 1998).
Но и в наше время ошибки в медицинской практике по-прежнему остаются объективным фактором, приводящим к неблагоприятным последствиям как для пациента, так и для врача.
Врачебные ошибки, отнюдь не являются редкостью.

По данным российской прессы, в больницах США от врачебных ошибок ежегодно умирают 190 тыс. больных [«Наука и Жизнь. 2005 г. № 5 стр. 100.]. Однако, и в США неохотно обращают внимание на эту проблему.

Чем тяжелее заболевание и чем меньше оно изучено, тем чаще допускаются отступления от различных алгоритмов, доказательных рекомендаций, стандартов и инструкций, что всегда чревато возможностью совершения опасных ошибок в диагностике и лечении.
Литература, посвященная врачебным ошибкам довольно скудна. О собственных ошибках врачи пишут редко и неохотно.

Это пособие адресовано, прежде всего, заведующим хирургическими отделениями, ведущим хирургам больниц, в которых оказывается помощь больным тяжелым острым панкреатитом, а также врачам-методистам и обучающимся: клиническим ординаторам, аспирантам и интернам.

Вернемся к теме врачебных ошибок, которую мы дополним несколькими случаями случаями из практики лечения панкреонекроза, богатой примерами многочисленных тяжелых, порой инкурабильных, осложнений.

Библиография интересующей нас проблемы весьма скудна. Издания, в которых рассматриваются ошибки диагностики и лечения тяжелого острого панкреатита практически отсутствуют. Недостаток публикаций, рассматривающих характерные ошибки в некоторой степени восполняют тексты, размещенные в информационных ресурсах Medline. Поиск сообщений по обсуждаемой теме в ресурсах этих поисковых систем, в целом, малопродуктивен и ограничивается редкими описаниями частных случаев лечебно-диагностических ошибок.

Ошибки в процессе диагностики и лечения, в разных источниках называются по-разному: врачебными, медицинскими, лечебно-диагностическими.

Приведем несколько различных определений медицинской и/или врачебной ошибки.

«Медицинская ошибка» определяется как действие или бездействие физических или юридических лиц в процессах организации, оказания и финансирования медицинской помощи пациенту, которое способствовало или могло способствовать нарушению выполнения медицинских технологий, увеличению или не снижению риска прогрессирования заболевания, имеющегося у пациента, а также риска возникновения нового патологического процесса. К «медицинской ошибке» также относят неоптимальное использование ресурсов здравоохранения (Коморовский Ю.Т., 1976).

Определение «врачебной ошибки» - близко по содержанию к термину «медицинская ошибка», но несколько отличается от него.

«Врачебная ошибка» определяется как предотвратимое, объективно неправильное действие (или бездействие) врача, которое способствовало или могло способствовать, нарушению выполнения медицинских технологий, увеличению или не снижению риска прогрессирования имеющегося у пациента заболевания, возможности возникновения нового патологического процесса, а также к неоптимальному использованию ресурсов здравоохранения и, в конечном счете, вести к неудовлетворенности потребителей медицинской помощи».

Большая часть приведенных определений почерпнута нами с официального сайта территориального фонда обязательного медицинского страхования, на котором опубликовано «Положение о порядке проведения вневедомственного контроля объемов медицинской помощи и экспертизы ее качества в Санкт-Петербурге» от 26 мая 2004 г.
В современной, особенно иностранной, литературе в качестве интегрирующего используют показатель качества медицинской помощи.

«Медицинская помощь» определяется как комплекс мероприятий, включающий медицинские услуги, организационно-технические и санитарно-противоэпидемические мероприятия, лекарственное обеспечение и др.), направленный на удовлетворение потребностей населения в поддержании и восстановлениии здоровья».

Лечебно-диагностические ошибки - объективный фактор, ухудшающий результаты лечения. Они являются негативными явлениями, способствующими увеличению сроков пребывания больных в стационарах, снижению качества медицинской помощи, увеличению частоты развития осложнений и к увеличению финансовых затрат медицинских учреждений.

В стремлении к сокращению лечебно-диагностических ошибок, в России и зарубежом были разработаны приказы, «протоколы», доказательные рекомендации, лечебно-диагностические алгоритмы и, наконец, стандарты, которые призваны уменьшить частоту и опасность лечебно-диагностических ошибок, допускаемых врачами догоспитального и госпитального этапов службы «скорой медицинской помощи».

Опираясь на инструктивно-методические документы, разработанными, такими организациями, как Британское Общество Гастроэнтерологов и Международная Панкреатологическая Ассоциация, врачи разных стран осуществляют «аудит» названных документов, сверяя результаты реальной практики с нормативами, опубликованными в этих инструктивно-методических документах.

В Северо-Западном Федеральном Округе РФ таким документом является документ «Острый панкреатит (Протоколы диагностики лечения) МКБ-10—К85» [Впервые документ регламентирующий объем и надлежащий объем диагностических и лечебных мероприятий впервые в нашей стране был издан в виде Приказа № 377 Главного Управления Здравоохранения Исполкома Ленсовета 14 июля 1988 г. Изменения в составе надлежащих лечебно-диагностических мероприятий на рубеже ХХ и ХХ I вв отражены в «Протоколах диагностики и лечения. Острый панкреатит». СПб, 2004 г.], утвержденный Ассоциацией Хирургов Северо-Запада РФ 12 марта 2004 года.

Этот документ позволяет оценивать качество диагностики и лечения острого панкреатита, а также квалифицировать ошибки с целью их устранения и повышения удовлетворенности потребителей качеством медицинской помощи.

В конце ХХ и в начале ХХI вв. появились новые теоретические концепции, новые методы диагностики и лечения, также сопряженные с риском развития ранее неизвестных опасностей, ошибок и осложнений.

Краковский Н.И. и Грицман Ю.Я. (1967) к хирургическим ошибкам относят все действия хирурга, которые невольно нанесли или могли нанести ущерб больному.

Иностранные авторы определяют врачебные ошибки различными терминами: «medical malpractice», «la faut contre la science et technique medical», «der arztliche Kunstfehler», «l'errore medico», «hazard», «inadvertent diagnosis», «ятрогения» и тому подобными.

Коморовский Ю.Т. (1976) предложил оригинальную, тщательно разработанную, но чрезмерно детализированную классификацию врачебных ошибок. Этот автор различает виды, этапы, причины, последствия и категории ошибок. Административный аспект ошибок врача простирается, по Комаровскому, от «заблуждения» и «несчастного случая» до «проступка» или «преступления».

Эта, исчерпывающе полная и, как следствие, переусложненная классификация, объемлет все мыслимые в настоящее время виды, этапы, причины, последствия и категории врачебных ошибок.

Коморовский Ю.Т. (1976) различает диагностические, лечебные и организационные ошибки, которые могут быть допущены на различных этапах оказания скорой медицинской помощи (в поликлинике, на дому, в машине скорой помощи, в отделении неотложной медицины, приемном отделении стационара, в процессе обследования, диагностики, установления показаний к тому или иному методу лечения на всех этапах стационарного лечения (хирургического или консервативного), как в дооперационном, так и в послеоперационном периодах.

Как следует из этого «рубрикатора» врачебных ошибок, они могут иметь совершенно различные последствия (как медицинские, так и административные), как для пациента, так и для допустившего их врача.

Дополнительная сложность описания «характерных врачебных ошибок» может быть обусловлена особенностями патологии, степенью ее сложности и изученности и т. д.

1. Виды врачебных ошибок

1.1. Диагностические : по заболеваниям и осложнениям; по качеству и формулировке диагнозов; по расхождению исходного и заключительного диагнозов.

1.2. Лечебные: общие, тактические , технические.

1.3. Организационные: административные, документационные, деонтологические.

2. Этапы врачебных ошибок

2.1. Достационарный: на дому, в поликлинике, на станции неотложной помощи.

2.2. Стационарный: дооперационный, операционный, послеоперационный.

2.3. Послестационарный: адаптационный, реконвалесцентный, реабилитационный.

3. Причины врачебных ошибок

3.1. Субъективные: моральные и физические недостатки врача; недостаточная профессиональная подготовка; недостаточный сбор и анализ информации.

3.2. Объективные: неблагоприятные особенности больного и заболевания; неблагополучная внешняя обстановка; несовершенство медицинской науки и техники.

4. Последствия врачебных ошибок

4.1. Нетяжелые: временная потеря трудоспособности; ненужная госпитализация;

4.2. Ненужное лечение, инвалидность, смерть.

5. Категории врачебных ошибок, их критерии и меры воздействия (Таблица 1.)

Заблуждение

Не квалифицируется

Несчастный случай При выполненном долге врача Ненаказуемые
Проступок При нарушении долга врача и нетяжелых последствиях ошибки Административное расследование и
дисциплинарное
взыскание
Преступление При нарушении долга врача и тяжелых последствиях ошибки Уголовное преследование и наказание

1.1.1. По заболеваниям и осложнениям: по основному, конкурирующим и сочетанным заболеваниям; по сопутствующим и фоновым заболеваниям; по осложнениям заболеваний и лечения.

1.1.2. По качеству и формулировке диагнозов : неустановленный (отсутствие диагноза при наличии заболевания); ложный (наличие диагноза при отсутствии заболевания); неправильный (несовпавший при наличии другого заболевания); ошибочный (названного искомого заболевания нет); просмотренный (искомое заболевание не названо); несвоевременный (поздний, запоздалый); неполный (не названы нужные компоненты диагноза); неточный (плохая формулировка и редакция); непродуманный (неудачные интерпретация и расстановка компонентов диагноза.

1.1.3. По расхождению исходного и заключительного диагнозов на этапах наблюдения: внебольничных и клинических диагнозов; до- и послеоперационных, клинических и патологоанатомических диагнозов.

1.2.1. Общие: непоказанное, неправильное, недостаточное, избыточное , запоздалое лечение; неправильная и несвоевременная коррекция метаболизма (водно-солевого баланса, кислотно-щелочного равновесия, углеводного, белкового и витаминного обменов); неправильный и несвоевременный выбор и дозировка медикаментов, физиотерапевтических процедур и лучевой терапии; назначение несовместимых сочетаний и ошибочное применение препаратов, неправильное диетическое питание.

1.2.2. Тактические: от запоздалой и неполноценной первой помощи и реанимации, неправильной транспортировки, необоснованных и несвоевременных показаний к операции; недостаточной предоперационная подготовки, неправильного выбора обезболивания и оперативного доступа, неполноценной ревизии органов; неверной оценки резервных возможностей организма, объема и метода операции, последовательности ее основных этапов, недостаточного дренирования раны и т.п.

1.2.3. Технические: недостатки асептики и антисептики (например, плохая обработка операционного поля, дополнительное инфицирование), неудовлетворительная декомпрессия застойного содержимого полых органов, образование щелей, закрытых и полузакрытых пространств, плохой гемостаз, несостоятельность лигатур и швов, случайное оставление инорородных тел в ране, неудачное размещение, сдавление и плохая фиксация тампонов и дренажей и т.п.

1.3.1. Столь же разнообразны и административные ошибки, от нерационального планирования больницы, до недостаточного контроля качества и эффективности лечебной работы.

1.3.2. Документационные: от неправильного оформления протоколов операции документации, справок, выписок из историй болезни, больничных листков; недочеты и пробелы в оформлении амбулаторных карт, историй болезни, операционного журнала; неполноценные регистрационные журналы и прочее.

1.3.3. Деонтологические, вызванные неправильными взаимоотношениями с больными; плохим контактом с их родственниками и т.п..

Здесь можно упомянуть обширный перечень недостатков врача от моральных и физических до недостаточной профессиональной компетентности.

Предметом настоящего пособия является анализ наиболее характерных ошибок, допускаемых в процессе диагностики и лечения больных тяжелым острым панкреатитом.

3.1.1. Неблагоприятные особенности больного и заболевания: старческий возраст, снижение или потеря сознания, резкое возбуждение, крайне тяжелые или терминальные состояния, психическая неполноценность; симуляция или диссимуляция со стороны больного и недооценка (анозогнозия) или гиперболизация (агравация) тяжести заболевания пациентом. , Диагностическим ошибкам способствуют состояния наркотического или алкогольного опьянения, старческое слабоумие, психические заболевания резкое ожирение, измененная реактивность организма, медикаментозная идиосинкразия и аллергия; редкость заболевания, бессимптомность и атипичность его течения, ранние и поздние стадии патологического процесса, а также присоединяющаяся симптоматика фоновых и сопутствующих заболеваний, а также разнообразных осложнений.

3.1.2. Неблагоприятная обстановка: плохое освещение, отопление, вентиляция, отсутствие необходимой аппаратуры, инструментария, медикаментов, реактивов, перевязочного материала; неудовлетворительная работа лаборатории, отсутствие консультантов, средств связи и транспорта; отсутствие, неточность и неправильность информации со стороны медицинского персонала и родственников больного; недостаточные и неправильные данные документации, кратковременный контакт с больным.

3.1.3. Несовершенство медицинской науки и техники: неясные этиология и патогенез заболевания; отсутствие надежных методов ранней диагностики; недостаточная эффективность доступных методов лечения; ограниченные возможности диагностической и лечебной аппаратуры.

Все установленные диагнозы должны сопровождаться датой их выявления. Анализы должны прослеживаться в динамике с выявлением тенденций течения патологического процесса.

Анализ ошибок лечения включает оценку индивидуальной обоснованности показаний к тем или иным лечебным или же инструментальным диагностическим мероприятиям, а также их своевременности. С целью предупреждения ошибок хирургического лечения большое значение имеет надлежащее оформление предоперационного заключения (эпикриза), включающего следующие сведенья:

1. Мотивированный диагноз;

2. Особенности больного и заболевания;

3. Оперативный доступ и планируемая операция;

4. Методика и средства обезболивания;

5. Информированное согласие больного или его доверенных лиц на проведение операции или иного инструментального вмешательства, зафиксированное в истории болезни и визированное подписями больного, лечащего врача, заведующего хирургическим отделением или руководителем клиники с указанием даты и часа.

6. Обсуждение наиболее тяжелых больных на утренних конференциях, регулярные обходы главного хирурга и заведующего отделением. Клинические разборы больных, намеченных к операции и т.п.

7. При выявлении показаний к экстренной операции больному острым хирургическим заболеванием органов брюшной полости должна непременно проводиться надлежащая предоперационная подготовка, состав, объем и продолжительность которой зависят от конкретных обстоятельств. При таких заболеваниях, как тяжелый острый панкреатит или перитонит диагностические мероприятия должны одновременно сопровождаться предоперационной подготовкой, что особенно важно при лечении больных тяжелым острым панкреатитом.

8. Этические, деонтологические , гносеологические и психологические аспекты врачебных ошибок должны непременно учитываться.

9. Некоторые ошибки обусловлены несовершенством научных знаний, что особенно актуально при таких сложных многокомпонентных патологических процессах, каким, например, является ранний тяжелый острый панкреатит, сопровождающийся разнообразными системными и местными изменениями в организме. Первым и решающим критерием правильности или ошибочности профессиональных действий врача является соблюдение или нарушение им норм современной медицинской науки, прочно установленных, общепринятых научных фактов, правил и рекомендаций, исходящих из специализированных учреждений, накопивших богатый опыт в неотложной хирургической патологии.

В настоящее время врачам-хирургам доступен значительно больший объем информации, важный для успешного лечения острых хирургических заболеваний вообще и острого панкреатита, в частности.

Учитывая важность тщательной, точной и, в то же время, щадящей интраоперационной диагностики при тяжелом остром панкреатите, этому вопросу следует уделить особое внимание.

3.1.4. Возможные ошибки при интраоперационной диагностике патологических изменений у больных тяжелым острым панкреатитом

Интраоперационное исследование во время лапаротомии или лапароскопии при различных формах "острого живота" является важнейшим этапом их распознавания, несмотря на применение методов ультразвуковой, компьютерно-томографической и эндоскопической диагностики. Только оно может дать точное представление о патологическом процессе во всем многообразии его проявлений. При наиболее сложной патологии, к разряду которой, ввиду разнообразия вариантов и распространенности поражения, относится острый деструктивный панкреатит, значение интраоперационной диагностики неизмеримо возрастает. Ни при каком другом остром хирургическом заболевании адекватность хирургического пособия и исход не находятся в столь сильной зависимости от качества интраоперационной ревизии. Полноценная диагностика во время операции требует от хирурга как тщательного выявления морфологических знаков заболевания во всех анатомических образованиях, так и адекватной интерпретации данных. Эти аспекты интраоперационной диагностики при остром панкреатите сопряжены с дополнительными трудностями ввиду:

  • анатомических особенностей расположения pancreas в забрюшинном пространстве;
  • многокомпонентности патологического процесса;
  • разнообразия видов некроза тканей;
  • изменчивости морфологических признаков острого панкреатита;
  • зависимости объема ревизии от характера изменений поджелудочной железы.

3.2.1. Задачи и последовательность обследования

Задача интраоперационной диагностики при остром панкреатите заключается в уточнении морфологической и клинической форм и распространенности заболевания для выбора адекватных приемов и объема операции. В случае острого панкреатита принятие подобных решений особо ответственно и затруднительно. В отличие от прочих форм “острого живота”, в неосложненных случаях характеризующихся поражением соответствующего органа, при деструктивном панкреатите выраженные патологические изменения отмечаются также в забрюшинной клетчатке, сальниковой сумке, брюшине, большом и малом сальниках и в других анатомических образованиях. Такие компоненты местных патологических реакций как парапанкреатит, параколит и паранефрит, перитонит и оментобурсит, оментит, лигаментит в сочетании с содружественной острой патологией желчных путей, как правило, являются основными потенциальными объектами хирургических вмешательств. Если при остром аппендиците диагноз однозначно определяет характер операции, то при остром панкреатите для решения вопроса о методике операции и её объеме необходимы дополнительные сведения о выраженности всех компонентов патологического процесса. Поэтому интраоперационное обследование брюшной полости при остром панкреатите должно включать осмотр всех вышеперечисленных образований, а выявленные компоненты местных патологических реакций подлежат подробному и точному отражению в послеоперационном диагнозе.

Отправной точкой интраоперационной ревизии является предоперационный диагноз, который надлежит подтвердить или отвергнуть, выявив или исключив иную патологию. Если предоперационный диагноз не подтверждается или выявленные местные изменения не соответствуют клинико-лабораторной картине заболевания, требуется систематическая ревизия брюшной полости (например, по часовой стрелке) с попутным осмотром поддиафрагмальных пространств, забрюшинной клетчатки, петель кишечника и малого таза.

Однако, при выявлении флегмонозного или гангренозного воспалительного процесса, перфорации полого органа, фибринозного либо гнойного перитонита дальнейшая ревизия прекращается во избежание диссеминации инфекции в брюшной полости. Например, при обнаружении гангренозного холецистита и серозно-фибринозного экссудата с высокой активностью амилазы в подпеченочном пространстве следует диагностировать “острый холецистопанкреатит“ и от дальнейшей ревизии брюшной полости и сальниковой сумки воздержаться.

Фактически забрюшинное расположение поджелудочной железы сильно затрудняет её исследование во время операции. Возможности его ограничены также чрезвычайной чувствительностью поджелудочной железы к операционной травме и к нарушениям кровообращения. Для осмотра собственно ткани поджелудочной железы необходимо осуществить дополнительные приемы с целью доступа и экспозиции паренхимы, которые не должны быть излишне травматичными, увеличивать продолжительность и риск операции. Объем необходимой и оправданной интраоперационной ревизии pancreas и окружающих её структур зависит от степени их вовлечения в патологический процесс, его формы и стадии.

Широкая хирургическая экспозиция поджелудочной железы в ряде случаев является обязательным условием в борьбе за жизнь больного деструктивным панкреатитом, а иногда пагубно отражается на дальнейшем течении заболевания, создавая условия для экзогенного инфицирования патологического очага. При отсутствии данных, указывающих на высокую вероятность развития распространенной панкреатической и ретроперитонеальной деструкции, мобилизация поджелудочной железы неоправдана. Тем более, она не может быть обоснована лишь необходимостью осмотра этого органа.

Учитывая тесные анатомо-физиологические связи поджелудочной железы и органов желчевыделительной системы, тщательное исследование желчного пузыря и внепеченочных желчных путей должно быть обязательным этапом интраоперационной диагностики при остром панкреатите.

Таким образом, для выбора объекта, методов и объема оперативного вмешательства в ходе интраоперационного обследования необходимо последовательно решить следующие задачи:

  • исключить другие формы “острого живота” ;
  • выявить характерные морфологические признаки острого панкреатита;
  • определить форму поражения поджелудочной железы и забрюшинной клетчатки;
  • установить распространенность поражения поджелудочной железы и забрюшинной клетчатки;
  • оценить цвет, объем, места скоплений перитонеального панкреатогенного экссудата;
  • оценить панкреатитогенное поражение других органов и тканей;
  • подвергнуть щадящей ревизии органы желчевыделительной системы.

3.2.2. Возможные ошибки при интраоперационной диагностике тяжелого острого панкреатита

Состояние поджелудочной железы и непосредственно окружающей ее забрюшинной клетчатки можно исследовать через малый сальник, желудочно-ободочную связку и корень брыжейки поперечно-ободочной кишки.

Наименее травматична ориентировочная оценка состояния поджелудочной железы путем осмотра и пальпации тканей у “корня” брыжейки поперечно-ободочной кишки. Непосредственно к нему примыкает парапанкреальная клетчатка по передней поверхности головки, нижнему краю тела и хвоста. Из отделов поджелудочной железы наиболее доступной для обследования через mesocolon является головка. При тяжелом остром панкреатите интраоперационная ревизия корня брыжейки может привести к ее перфорации, обусловленной инфицированным парапанкреальным некрозом, что является технической ошибкой. Создание окна в брыжейке с целью обнажения и ревизии поджелудочной железы является технической ошибкой при интраоперационной ревизии.

Наилучшие условия для интраоперационной ревизии обеспечивает доступ в сальниковую сумку через окно в желудочно-ободочной связке, которая рассекается между зажимами и надежно прошивается. Пряди пересеченной желудочно-ободочной связки не должны быть короткими – в противном случае их лигирование может привести к некрозу стенки Coli transversi, что является технической ошибкой, чреватой развитием свища поперечно-ободочной кишки. После рассечения lig. gastrocolicum на дне сальниковой сумки можно пальпировать, а при благоприятных условиях и наблюдать, часть поджелудочной железы от медиальной зоны головки до хвоста. Широкая экспозиция раны позволят визуально обследовать хвост. Большая часть передней поверхности головки поджелудочной железы, покрытая корнем mesocoli, непосредственному осмотру недоступна. Лишь после рассечения ее верхнего листка и низведения печеночного угла ободочной кишки обнажается скрытая часть головки. Дорзальную же поверхность поджелудочной железы следует считать практически недоступной осмотру и не предпринимать попыток ее мобилизации за исключением форсмажорных обстоятельств (например, кровотечения из верхней или нижней брыжеечных и воротной вен). Повреждение крупных венозных стволов, формирующих воротную вену позади перешейка ПЖ является грубой технической ошибкой, которая обычно приводит к кровотечению, геморрагическому шоку и летальному исходу в ближайшем послеоперационном периоде.

Нижние поверхности тела и хвоста осматриваются после рассечения париетальной брюшины их по нижнему краю. Еще раз подчеркнем, что подобные приемы оправданы у весьма незначительного контингента больных, страдающих наиболее тяжелыми и осложненными формами деструктивного панкреатита и что применение их без достаточных оснований недопустимо.

В 80-90 гг. прошлого века «сертификатом достижений» в хирургии поджелудочной железы были субтотальные резекции этого органа с целью уменьшения интоксикации, что достигалось путем эрадикации массивных очагов панкреонекроза. Эта калечащая тактика не привела к снижению летальности и в настоящее время считается грубой тактической ошибкой при хирургическом лечении панкреонекроза.

Во время операции по поводу тяжелого острого панкреатита возможна интраоперационная диагностическая ошибка, в результате которой у хирурга возникает преувеличенное представление о тяжести морфологических изменений поджелудочной железы. Эта ошибка связана с малоизвестными врачам эффектами «светофильтра» и «обманчивого занавеса», впервые описанными исследователями из Румынии (Lеger L., Chiche B. и Louvel A.) в 1981 году. Эти авторы отметили, что при патологоанатомическом исследовании резецированных ими препаратов поджелудочной железы распространенность и глубина некроза оказывалась значительно меньшей, чем предполагал хирург.

Причиной интраоперационной диагностической ошибки было отражение света, от паренхимы ПЖ проникающего через слой геморрагического экссудата и создающего «эффект светофильтра».

Еще одно ошибочное суждение об объеме геморрагического панкреонекроза возникало в результате того, что лимфа, оттекающая от поджелудочной железы скапливается в поверхностных лимфатических сплетениях, где, в результате значительно большей концентрации гистопатогенных веществ, формируeтся относительно тонкий слой омертвевшей паренхимы черного цвета. При этом авторы, описавшие этот феномен, во время операции расценивали степень поражения панкреатической паренхимы как «тотальный геморрагический некроз. Лишь во время вскрытия или исследования резецированного препарата выяснялось, что под 5-7 миллиметровым слоем аспидно-черной некротизированной паренхимы обнаруживалась светложелтая ткань малоизмененной pancreas. Это позволяет квалифицировать данные интраоперационного исследования как диагностическую ошибку при интраоперационной диагностике.

Ранее практиковавшиеся раскрытия передней брюшины, позволяли дать отток экссудату, вызывавшему ложное впечатление о характере поражения поджелудочной железы. Недостаточная осведомленность оператора может привести к предположению о развитии «тотального» панкреонекроза, т.к. слой коричневого выпота в передней подкапсульной клетчатке и последующее изменение цвета жировой ткани с красного на коричневый и черный, создают ошибочное впечатление «тотального геморрагического некроза». В настоящее время раннее раскрытие клетчатки по нижнему контуру поджелудочной железы не рекомендуется, т.к. способствует излишней травматизации и шире открывает ворота для проникновения в нее патогенной кишечной флоры.

С современных позиций, дигитальная или инструментальная ревизия сальниковой сумки до развития инфизированного парапанкреонекроза не показана и признана ошибочной.

Патологические изменения различных отделов поджелудочной железы могут не совпадать. Поэтому для установления правильного операционного диагноза, если это крайне неоходимо, должны быть осмотрены головка, и тело, и хвост этого органа. Перечисленные морфологические феномены являются источником ложного предположения о «тотальном» или субтотальном панкреонекрозе», тогда как в реальности под слоем некротизированной брюшины и передней подкапсульной клетчатки поражение поджелудочной железы может быть значительно менее ужасающим, как нередко ошибочно предполагают.

Техническими ошибками интраоперационной диагностики считаем также поверхностное и грубое интраоперационное исследование ПЖ.

3.2.3. Диагностические ошибки при тяжелом остром панкреатите

Анализ историй болезни умерших от острого панкреатита, показал, что различные врачебные ошибки оказывают существенное влияние на течение и исход этого заболевания. Они были отмечены у 93,5% умерших, причем в 26% наблюдений их значение в наступлении смерти больного было весьма велико. Устранение лишь наиболее грубых ошибок позволило бы снизить летальность от этого заболевания.

Анализ историй болезни пациентов, страдавших тяжелым острым панкреатитом, показал, что в ряде случаев это заболевание может быть не диагностированным или неправильно интерпретированным, протекая нераспознанным под «клиническими масками» различных заболеваний, как абдоминальных, так и экстраабдоминальных.

Клиническая симптоматика некротического панкреатита, нередко бывает атипичной.
Мы установили, что некоторым формам острого панкреатита достаточно характерны «клинические маски» прочих форм острых воспалительных заболеваний органов брюшной полости.

В настоящем издании, посвященном различным вариантам и нюансам клинической картины острого панкреатита, мы сочли целесообразным включить анализ подобных случаев. Аналогичное исследование при остром аппендиците было проведено Ротковым И.Л.(1988). В материалах этого автора были проанализированы «клинические маски» острого аппендицита, протекавшего «под флагом» прочих форм ОХЗОБП, включая и острый панкреатит. Подобные сопоставления при остром панкреатите ранее не проводились.

Рецензируя истории болезни умерших в неспециализированных хирургических стационарах, мы убедились, что некоторым фазам развития и формам тяжелого острого, как правило, деструктивного панкреатита характерны специфичные клинические «маски».

Мы проанализировали материалы созданной нами картотеки летальных исходов тяжелого острого панкреатита, при изучении которого выявили 581 наблюдение, симптоматика которых определенную топографическую и органную специфику , что составляет 64,6% всех изученных летальных исходов. Более того, нередко отмечались чередующиеся последовательности различных клинических образов, которые с полным основанием можно было бы назвать «театром клинических масок панкреонекроза»…Это не пустая игра слов, т.к. полиморфизм клинических проявлений панкреонекроза реально чреват диагностическими ошибками и, следовательно, ведет к увеличению числа летальных исходов.

Нередко выявлялись и сочетания вариантов «атипичной» симптоматики.

Источник: http://www.critical.ru/pankreatest/library_errors_...

Добавить комментарий

Имя:*
E-Mail:
Комментарий:
Введите код: *
Народ средства от запора
Наверх © 2014 Copyright. ponteiffel.ru